Наставник Алексий Жилко: «Приходите в храм с вербой!»

   В воскресенье католики и лютеране отметят Пасху, а у православных и старообрядцев – Вербное воскресенье. О сути этого праздника и не только об этом размышляет председатель Центрального совета Древлеправославной Поморской церкви Латвии о. Алексий Жилко

         Встреча в Иерусалиме
   – Какова суть праздника и какие обычаи существуют для этого дня?
   – По Евангелию, за шесть дней до ветхозаветной Пасхи Христос прибыл в Иерусалим встречать этот праздник – так он делал ежегодно. Почему же мы выделяем именно это, последнее прибытие? В тот день Христос въезжал в город, сидя на ослике, люди встречали его как пророка и царя. Они срезали пальмовые ветви и устилали ими и своей одеждой его путь, громко восклицая:
«Осанна!» Увы, никто не заметил, что в Иерусалим въезжает не просто пророк или великий чудотворец, а обещанный Богом Мессия.
   Но Господь со скорбью взирал на город и на народ. Он-то знал, что едет не просто на праздник Пасхи, а на страдания и смерть – через несколько дней народ, который сейчас взывает:
«Осанна!», будет кричать перед синедрионом: «Распни, распни его!»
Вся тематика богослужения на праздник Вербного воскресения образно построена на встрече Христа как Мессии, на ожидании Его страданий. А обычай в этот праздник один – в храм мы идем с вербою (она заменяет нам пальмовую ветвь), а затем украшаем ею свой дом.

         В заботах о хлебе насущном
   – В 90-е годы люди массово приходили в храмы креститься, у многих конфессий наблюдался существенный прирост паствы. Тогда говорили о феномене моды на веру. Как вы относитесь к этому выражению?
   – Лично я не признаю ни этого выражения, ни явления. Но не исключаю, что для некоторых молодых людей в те годы, когда христианская религия снова получила признание в государстве, открылись какие-то перспективы и возможности, они захотели быть более причастными к духовной жизни.
   Но теперь у нас принципиально иная проблема – молодые люди уезжают за рубеж. Видимо, застой латвийской экономики так повлиял на них, что превысил стремление реализовать себя в духовной жизни. Заботы о хлебе насущном оказались выше интереса к манне небесной...
   – Отличается ли верующий конца 90-х годов от верующего начала ХХI века?
   – И существенно! Более всего это заметно на поле интеллектуальном, особенно у молодежи. У многих высшее образование и знание нескольких языков, почти все прекрасно владеют компьютерной техникой, у всех мобильные телефоны. Стопроцентная коммуникабельность со всем миром! А между тем в Интернете можно найти ответы на все вопросы, причем в нескольких вариантах. Выбирай на любой вкус! Но полезно ли это? Ведь так появляются соблазны, уводящие человека от Божьего пути.
   Молодые люди даже из верующих семей становятся буквально заложниками Интернета. Сложно бороться с искушениями! Для такой борьбы нужно иметь сильную волю, закаленный дух и воспитание на христианских ценностях. И все же есть немало молодых людей, которые, несмотря на все соблазны, остаются верующими прихожанами своих общин.

         Враги видимые и невидимые
   – Со времен раскола и гонений на старообрядчество прошло уже более 350 лет. В наши дни и в нашей стране ощущают ли староверы какие-либо притеснения?
   – Никаких притеснений со стороны властей нет! Напротив, принят закон о старообрядческой церкви, гарантирующий свободу вероисповедания и защиту от отдельных личностей, которые могут умышленно вредить древлеправославию.
   Но нас унижает тот факт, что наш родной русский язык, язык наших досточтимых предков, язык, на котором мы возносим молитвы Богу, в государстве объявлен иностранным! Выходит, что по потомственному признаку мы, староверы, коренные жители Латвии, – граждане, а по культурному наследию – какие-то пришлые иностранцы! Это нонсенс, который надо исправлять. И мы будем делать это, используя все дозволенные законом средства.
   – Какие категории людей для старообрядчества
«опаснее» всего – атеисты, верующие других конфессий, представители новых религиозных движений, какие-то другие?
   – Атеисты явно не опасны, их время прошло, да и нет сейчас настоящих атеистов, их социальные корни подрублены. С соседями – представителями других традиционных конфессий – живем дружно, в их внутренние дела не вмешиваемся, дал бы Бог справиться со своими хлопотами. А о новых сектантах что-то не стало слышно, может, тоже уехали к себе не солоно хлебавши – со своим уставом да в чужих монастырях. Выходит, что не наблюдаем мы пока явных видимых врагов. Но бдительность хранить надо! Опаснее всего для христиан – враги невидимые, и их у нас полным-полно. Бороться с ними нужно постом, молитвой, крестным знамением и добротворением.
  – Православным и староверам в десятый (!) раз отказано в выходном дне на Рождество Христово. Приближается Пасха. И вновь у католиков и лютеран – два предоставленных государством выходных дня, а у православных и староверов – как обычно, ничего. Между тем в Латвии все (!) конфессии отделены от государства. Можно ли говорить о неравных правах верующих в латвийском обществе?
   – Здесь вы абсолютно правы, и об этом надо говорить почаще. Неправильно, когда в условиях демократического государства перед всеобщим равенством закона имеются какие-либо привилегии для одной или нескольких конфессий. На таких условиях очень трудно консолидировать общество. Я считаю, что у ряда наших политиков и общественных деятелей, комментаторов отсутствуют признаки христианского мышления. Другие виды мышления – национальное, историческое, нынешнее европейское – у них найти можно, а вот самого главного – христианского – нет! Отчасти в этом кроются и причины нашего двухобщинного разделения.

         Делай как я
   – Как нужно говорить о христианстве с молодежью?
   – С молодыми людьми надо говорить на понятном для них языке. Но самый лучший принцип для общения – делай как я. Верующим родителям надо сделать все, чтобы и их дети выросли верующими. Идете по воскресным дням в храм – берите ребятишек с собой! Красота церковного богослужения духовно возвышает. А в храме при общей соборной молитве многие вопросы отпадают сами по себе.
   – Чувствуете ли вы персональную ответственность за тех людей, в том числе и молодых, которые проводят воскресный день не в храме, а в развлечениях?
   – Конечно же, как духовный наставник я чувствую ответственность за весь приход, особенно за его молодую поросль. Душа наполняется радостью, когда по большим праздникам в храм приходит много народа, в том числе и молодежь. Скорблю, когда знаю, что прихожан на службе могло бы быть больше, но их нет.
   Но и насильно тянуть людей за руку в храм я не могу. Они сами выбирают свой путь. Я же на проповедях стараюсь раскрыть перспективы последствий того пагубного пути, который ведет не к Богу, а совсем в другую сторону. И сохраняемые церковью праздники помогают верующим людям, молодежи думать о духовной стороне жизни.
«В рабочий день – грех не работать, а праздники – для храма, для души», – так учили нас наши мудрые предки.
   Всех читателей
«Часа» я поздравляю с праздником Входа Господня во Иерусалим (Вербным воскресением). Желаю телесного здравия, душевного спасения, уверенности в своих духовных силах и тихой семейной радости! Давайте достойно и с чистым сердцем встретим праздник Светлого Христова Воскресения – Пасху Господню!

http://www.chas.lv/society/theme/religion/22148-2012-04-05-g015.html

05.04.2012 03:00 Оксана ДЕМЕНТЬЕВА 
газета "ЧАС"