Хранитель русской старины

   17 декабря 1897 года, 110 лет назад, родился замечательный деятель Древлеправославной церкви и подвижник русской культуры в Латвии Иван Никифорович Заволоко.

   Иван Никифорович Заволоко до последнего своего вздоха оставался светлым и добрым человеком, дом и душа которого всегда были открыты для людей. Таким он остался в памяти тех, кому посчастливилось узнать его при жизни.
   В эти дни  об Иване Никифоровиче Заволоко “Экспресс-неделе” рассказывал наставник 1-й Новостроенской староверческой общины отец Алексий (Жилко).

Из воспоминаний отца Алексия

   Впервые о Заволоко отец Алексий (Жилко) услышал в раннем детстве. Это было время, когда стали возращаться домой те, кому удалось выжить в мясорубке сталинских лагерей. Сколько лет прошло, а отец Алексий помнит ту неподдельную радость, звучавшую  в словах его матери, деда и бабушки: “Всех освобождают, наверно и Заволоко скоро приедет”. Родные Алексея Николаевича поддерживали дружеские отношения с матерью Ивана НикифоровичаКиликией Ивановной и его тетушкой – Иустиной Ивановной, часто бывали друг у друга дома. Потому как жили в Задвинье – одном из районов Риги – в пятнадцати минутах ходьбы  друг от друга. У Киликии Ивановны тогда очень болели ноги, и она почти не ходила, а ухаживавшая за ней тетушка, говорила: “Скоро и наш Ваня будет дома. Он сдает последние дела и собирается возвращаться”.
   И вот как-то, когда Алексей Николаевич вместе с бабушкой гостил в доме у Заволоко на Межотнес 10, открылась дверь и вошел пожилой человек с благородными чертами лица, инвалид на костылях.
   Первая встреча переросла в дружбу учителя и ученика. Иван Никифорович легко находил общий язык и с ребенком, и  умудренным жизненным опытом человеком. Заволоко пригласил Алексея в гости, пообещав дать почитать интересные книги. Для мальчика 15 минут ходьбы до дома  Ивана Никифоровича стали легким и привычным делом. Отец Алексий признался нам, что  как-то, уже в зрелом возрасте, он попытался составить перечень книг из библиотеки Заволоко, которые довелось прочитать, и сам был поражен внушительностью этого списка.
   Дружеские отношения отца Алексия с Иваном Никифоровичем продолжались до того скорбного дня – 7 марта 1984 года, когда Заволоко не стало. Будучи тогда уже заместителем председателя Рижской Гребенщиковской староверческой общины, Алексей Николаевич занимался организацией похорон Ивана Никифоровича в Резекне, рядом с могилой отца.

“Путем Христа”

   110 лет назад в Режице (ныне – Резекне) в частном доме на Вокзальной улице в семье железнодорожного сторожа Никифора Максимовича Заволоко и полоцкой мещанки Киликии Ивановны Зуевой родился мальчик, которого нарекли Иоанном в честь его небесного покровителя Иоанна Дамаскина.
   Не сложилась совместная жизнь у Ваниных родителей, и матушка увезла мальчика в Ригу. Скромный домик на улице Межотнес, расположенный в Задвинье, в течение всего последующего времени единственным домом Ивана Никифоровича Заволоко.
   Стоит упомянуть, что существует версия, что до 8-летнего возраста Ваню воспитывала бабушка в Двинске. Но прямых доказательств этого факта из биографии Заволоко нет.
   Мальчика всегда отличали прилежание и неукротимая тяга к знаниям. Закончив Гребенщиковское училище, Иван продолжил учебу в Москве в Петровско-Разумовской академии (ныне – академия имени К.А.Тимирязева). Доучиться помешала революция – юноше пришлось вернуться в Ригу.
   На родине Иван пробыл недолго, Гребенщиковская община отправила талантливого юношу завершать учебу в Карлов университет в Прагу. По иронии судьбу, пражский диплом Заволоко не был признан в Латвии, и ему пришлось закончить Рижские педагогические курсы. Иван Никифорович работал учителем в русских школах, лектором старообрядческих курсов в Риге, Даугавпилсе, Вильнюсе. Но любимым детищем Заволоко стал Кружок ревнителей старины, учрежденный им 80 лет назад при обществе “Гребенщиковское училище в Риге”.
   Ведя огромную просветительскую педагогическую деятельность, Иван Никифорович часто бывал в Даугавпилсе. Например, в 30-е годы, он приезжал в наш город на Троицу, чтобы записать духовные стихи, которые исполняли собиравшиеся на староверческих кладбищах. нищие
   Осенью 1940 года Ивана Никифоровича арестовали прямо в моленной. Его обвинили в том, что он “в разгул фашистской реакции был издателем журнала “Родная старина”, активно сотрудничал в латвийских русскоязычных газетах”. Без объявления приговора Заволоко выслали в один из лагерей Архангельской области. А потом были 17 долгих лет сталинской каторги. Начиналась она для Заволоко на лесоповале, который иначе как “сухим расстрелом” не называли. Там и стал Иван Николаевич инвалидом, потеряв ногу. Сколько же силы было в этом человеке, ухитрявшимся шутить и на вопрос, где он потерял ногу, отвечать, что ему ее ампутировали из-за травмы, полученной во время игры в футбол. Что удивительно, порой в эту версию окружающие верили, потому что знали Заволоко как заядлого футболиста.
   К сожалению, вернувшийся из лагерей Иван Никифорович не мог вести обширную просветительскую работу, но его дом всегда был полон теми, кто внимательно слушал, кто что-то записывал, а кто просто читал книги из личной библиотеке учителя.
   Иван Никифорович активно сотрудничал в ежегодно издаваемом Церковным староообрядческим календарем - вел раздел памятных дат, писал вводные статьи. Отдельные заметки в этом разделе памятных дат порой превращались в обширные научные описания. Заволоко принадлежит открытие второго списка, так называемой редакции «В», подлинника Жития протопопа Аввакума – страдальца за исповедание Старой Веры. Автограф Жития Иван Никифорович пожертвовал в Пушкинский дом в С-Петербурге, где он и хранится до сих пор.
   P.S. “Экспресс-неделя” будет благодарна за любую информацию о пребывании Ивана Никифоровича Заволоко в нашем городе. Позвоните нам по телефону 6-54-40869.

страницу подготовила Анна РОМАНОВА



   И.Н.Заволоко вместе с детьми Алексея Николаевича Ираидой и Доментианом в саду дома на Межотнес, 10.
Из личного архива отца Алексия (Жилко)